В Facebook сцепились Кох и Усков

В Facebook сцепились Кох и Усков

Скандал, разразившийся в либеральной политической тусовке после празднования 60-летия главреда "Независимой газеты" Константина Ремчукова, перешел в новую плоскость.

Теперь в Сети "сцепились языками" редактор "Сноба" Николай Усков (на фото) и экс-глава Госкомимущества России Альфред Кох – чиновник ельцинской волны, отвечавший за проведение приватизации в середине 90-х годов в РФ.

В Facebook сцепились Кох и Усков

Напомним, что на дне рождения Ремчукова "засветились" как известные либеральные политики и журналисты, так и кремлевские чиновники.

Среди гостей главреда "НГ" были замечены пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков, оппозиционный политик Борис Немцов, главред "Эха" Алексей Венедиктов, музыкант Андрей Макаревич, глава "Сбербанка" Герман Греф, телеведущий Владимир Познер, топ-менеджер "Роснефти" Михаил Леонтьев и другие медийные лица.

После праздничного банкета многочисленные СМИ и пользователи соцсетей резко отреагировали на тусовку таких идеологических разных политиков и журналистов.

Главным "яблоком раздора" стало селфи Алексея Венедиктова с Михаилом Леонтьевым.

В Facebook сцепились Кох и Усков

На следующий день после мероприятия Алексей Венедиктов отреагировал на критику со стороны соратников по либеральному лагерю:

"Дорогие мои, я не борюсь за народную любовь, я не представляю ни политическую партию, ни идеологическую секту. Я работаю. Я договорился об интервью с пресс-секретарем президента Путина для "Эха Москвы", об интервью с послом Японии. Я попросил Михаила Леонтьева организовать интервью для "Эха" Игоря Сечина.

Я договорился о встречах до и для эфира с массой людей разных взглядов и политического веса – и всех я встретил в этом месте. Такие светские приемы – рабочее место как для журналиста, так и для медиаменеджера – организатора медийных процессов. Я не буду спрашивать у вас разрешения – куда мне ходить, с кем встречаться и что пить – это не входит в вашу компетенцию. Я не политик – мне не избираться и, в моем понимании, значит не отчитываться", - отрезал Венедиктов.

В Facebook сцепились Кох и Усков

После этого скандала Николай Усков опубликовал в "Снобе" авторскую статью, в которой вступился за Алексея Венедиктова и других "затравленных" деятелей, а заодно обозвал российское общество "малопривлекательным".

"Сначала они травили доктора Лизу за то, что она спасала детей Донбасса при поддержке администрации российского президента и лично Вячеслава Володина, потом - Венедиктова за то, что он сфотографировался с Михаилом Леонтьевым, одновременно - Андрея Макаревича, посмевшего стать рядом с Дмитрием Песковым, пресс-секретарем президента Путина. Я понимаю, что в этих критиках горит гнев, порожденный несправедливостями нашего времени. В советской пропаганде такую эмоцию называли "бессильной злобой", - отметил Усков.

По словам Ускова, либеральная общественность России – это лучшее доказательство того, что страна достойна своей участи.

"Вы заслужили то, что с вами происходит. Вы хотите гражданской войны, на которую погоните несчастных идиотов своими пламенными призывами. А сами отсидитесь в фейсбуках, ну, может, передвинетесь почти на передовую, в "Стрелку" или "Жан-Жак". Вся ваша революционность — это как эротические видения у импотентов. Они ярки, но бесплодны. После того как вы покуражитесь, вас сменят другие люди - не импотенты".

В частности, Усков привел в пример цитату самой Елизаветы Глинки из интервью Ксении Соколовой для "Сноба":

"Если Кох, Пархоменко, Быков и т. д. хотят бороться с Путиным, пусть борются. Но только с Путиным, у которого власть, армия, ОМОН, а не со мной и умирающими детьми! Они хотят добиться смены власти? Отлично, пусть работают! Пусть рискуют жизнью, идут за свои убеждения в тюрьму, выходят героями, выводят на улицы миллионы сторонников, воодушевленных их смелостью и героизмом. Пока воодушевляться, по-моему, нечем. Разве что смелым разоблачением в фейсбуке Глинки, которая украла детей и ворует деньги, которые доверчивые граждане жертвуют ей. Стыдно, господа!"

В Facebook сцепились Кох и Усков

Сразу после статьи Ускова последовала реакция от Альфреда Коха, находящегося, по данным Ускова, в Мюнхене (сам Кох в апреле 2014 года сообщал, что против него в России возбуждено уголовное дело по статье "Контрабанда").

Во-первых, Кох заявил, что действительно "сбежал за границу", но "сбежал я от тюрьмы по очевидно липовому обвинению". Как заметил Кох, "Миша Ходорковский совсем не в восторге остался, и мне крайне не советует".

Во-вторых, Кох утверждает, что критикует только Владимира Путина, правда, делает это "из безопасного далека. Но в этом можно упрекнуть много кого. Хоть того же Герцена или Ленина". Кох также заявил, что Венедиктова и Макаревича не критиковал.

В-третьих, Кох подверг критике "оппозиционную деятельность" самого Ускова и издаваемый им журнал "Сноб":

"Выпускаемый вами журнал убыточен, существует на милостыню Прохорова, а его аудитория меньше количества подписчиков на моей странице в ФБ. Так что прежде чем давать советы вселенского масштаба и вселенской же глупости я бы советовал вам доказать хотя бы свою профессиональную пригодность. И если эту свою деятельность вы называете настоящей борьбой, то тогда и ЛДПР - это оппозиция. Моя же деятельность началась в девяностых годах с работы вместе с Гайдаром, Чубайсом и Черномырдиным. Я отвечал в команде за приватизацию и доходы бюджета в тот момент, когда цена нефти болталась вокруг десяти долларов за баррель и уж в чем чем, а в трусости и неспособности взять на себя ответственность меня упрекнуть нельзя. Можете спросить об этом хоть у вашего хозяина Прохорова".

Главред "Сноба" также не заставил себя ждать, и на следующий день опубликовал в своем аккаунте ответы на тезисы Коха.

По словам Ускова, прежде чем упрекать его в лояльности к власти, следует заметить, что он – Усков – находится в Москве, а Кох – в немецком Мюнхене, где прячется от российских властей, хотя сам главред "Сноба" не желает Коху участи Ходорковского.

Относительно убыточности "Сноба", Усков заявил Коху, что тот ошибается, и дела у журнала идут хорошо:

"Альфред, я не знаю, какова аудитория Вашего журнала, аудитория Сноба составляет около 15 миллионов человек в месяц, она выросла в десятки раз после моего прихода в проект три года назад. Не думаю, что это мало. Буду только рад, если у Вас больше. Я пришел в проект, который был в очень плохом состоянии. Мне достались многие ошибки в наследство, к ним добавились объективные трудности: законодатель душит прессу законами о запрете рекламы алкоголя и табака, изменениями в налогах и т.д. У газеты "Ведомости", например, тоже убытки".

При этом, Усков заявил, что благодарен "г-ну Прохорову за его поддержку, которая мотивирована не соображениями влияния".

Что же до "Посиделок у Кости Ремчукова", как назвал Кох, то здесь Усков заверил оппонента, что давно дружит с главредом "Независимой Газеты":

"Я не подневольный человек. Костя - мой друг, Михаил Дмитриевич стал приходить на его день рождения года два назад. С Ремчуковыми мы дружим семьями около десяти лет".

В статье встречаются персоны: Глинка Елизавета Петровна, Макаревич Андрей Вадимович, Немцов Борис Ефимович, Прохоров Михаил Дмитриевич, Ходорковский Михаил Борисович

Блогосфера

наверх