Псих должен сидеть в клинике

10.08.2015Мнения
2062
Медицина
Псих должен сидеть в клинике

Трагедия в Нижнем Новгороде с убийством и расчлененкой шести человек всколыхнула общественное мнение и заставила заговорить о состоянии российской психиатрии. Подозреваемый в злодеянии 52-летний отец семейства Белов, расправившийся со своей беременной женой, шестью малолетними детьми, матерью, много лет страдал шизофренией и состоял на учете у психиатра. Он убил бы и тещу, на которую устроил "засаду" в дачном доме, но помешал арест.

Это не первый случай, когда шизофреники совершают кровавые расправы над теми, кто им не нравится. До него был "школьный стрелок" Сергей Гордеев, убивший в 2014 году в классе учителя и милиционера, тоже страдающий шизофренией.

Сосем недавно в Питере взяли некую бабушку, признавшуюся в десяти убийствах с расчленением трупов. Старушка оставляла пакеты с частями тел своих жерв на городских улицах и так заметала следы. На сегодняшний день достоверно установлены две ее жертвы - квартирант, снимавший комнату в ее квартире, и подруга пенсионерки.

Видимо, бабушка вовсе не была божьим одуванчиком, а отличалась свирепым нравом - квартиранта она убила ножом во время ссоры. Над проверкой остальных заявленных случаев работает полиция. Про наличие шизофрении у пенсинерки ничего не сообщается, но вряд ли серийный убийца может быть здоровым человеком.

А был ведь еще и Сергей Помазун, устроивший в 2013 году расстрел прохожих возле магазина "Охота" в Белгороде. Судя по его словам, что он "стрелял в ад", с психикой у него тоже было не все в порядке. Есть также данные, что вдобавок он был еще и наркоманом.

Вся эта публика, ранее исправно посещавшая психдиспансеры и лежавшая время от времени в психбольницах, теперь зачастую не получает никакого лечения и свободно разгуливает среди нас. А когда начинает слышать в голове "голоса", берется за нож, ружье, молоток, удавку или просто выпрыгивает в окно с высокого этажа.

Система психиатрической помощи в России развалена, говорят врачи, и до тех пор, пока она будет оставаться в подобном состоянии, трагедии, подобные нижегородской, не прекратятся. Душевнобольных в общество достаточно, ими надо заниматься.

В средневековой Европе для них организовывали морские круизы в один конец под названием "корабль дураков", и таким образом поддерживали уровень психического здоровья общества на стабильной отметке, одновременно ограждая себя от многих неприятностей. Но теперь так нельзя, больных надо лечить.

Их и лечили - в Советском Союзе. До тех пор, пока диссиденты не подняли шумиху по поводу "карательной психиатрии". Первым, кажется, тему начал разрабатывать Владимир Буковский, ныне обвиняемый в Англии в изготовлении и распространении детской порнографии.

Как-то в последнее время он исчез с радаров, а очень хотелось бы знать, чем там все закончилось - виновен дедушка российского диссидентства или нет? Впрочем, если бы суд его оправдал, либералы бы уже торжествующе об этом объявили.

Ну так вот, принудительную госпитализацию душевнобольных перестали практиковать в начале девяностых под давлением т.н."правозащитников", которые к тому времени вдруг из изгоев превратились в уважаемых людей, и власти стали к ним чуть ли не подобострастно прислушиваться. В 1992 году, был принят закон, запрещающий принудительную госпитализацию без решения суда. Мало того, за нее даже ввели уголовную ответственность. Либералы могли торжествовать.

Российский правозащитник, журналист и общественный деятель Александр Подрабинек в 1977 году написал книгу "Карательная медицина" — про психиатрические преследования инакомыслящих в СССР. В 1978 году Подрабинека арестовали, а в 1979 его книга была издана в США и произвела фурор в международном психиатрическом сообществе.

Подрабинек и сейчас считает, что это было правильно. "Решения комиссии психиатров для того, чтобы ограничить свободу человека или вовсе его лишить свободы, недостаточно. Судебная инстанция — это дополнительная гарантия того, что не будет злоупотребления. В отношении здорового человека много проблем, а в отношении больных и подавно. Потому что он не всегда в состоянии защитить себя. Ему нужны дополнительные гарантии. Конечно, судебные инстанции — это не панацея, и, скажем, Басманный суд едва ли встанет на защиту человека, в подоплеке которого есть политическая составляющая. Но, тем не менее, в остальных случаях, если брать в масштабах страны, все-таки институт судебной защиты совершенно не лишний", - цитирует его БФМ.

Наоборот, психиатр-криминалист Михаил Виноградов, считает, что ничего подобного не было. "Разговоры о том, что психиатры в советское время выполняли полицейские функции по заказу власти — это неправда. Это разговоры бывших диссидентов, среди которых психически больных было немерено. В Думу психиатры питерские и примкнувший к ним я подали ходатайство о пересмотре принципов оказания психиатрической помощи в России. Дума собирается после каникул приступить, наконец, к рассмотрению нашего заявления. Суть вообще-то очень простая: вернуть права психиатрам решать судьбу душевнобольных. По этой схеме ответственным будет главный психиатр города, который проверит вместе с главврачом и начмедом обоснованность госпитализации".

Получается, выступая против "карательной психиатрии", правозащитники заботились о себе любимых, а вовсе не о том, чтобы в обществе стало безопаснее, а больным помогали бороться с недугом.

Но принудительная внесудебная госпитализация, оказывается, не противоречит международному законодательству. Параграф 1 статьи 5 ратифицированной Россией "Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод" гласит, что "персоны, могущие распространять заразную болезнь, душевнобольные, алкоголики, наркоманы или бродяги" могут быть лишены свободы в порядке исключения.

Во многих демократических странах не требуется никакого решение суда для принудительной госпитализации. Например, в Швейцарии достаточно всего лишь заключения всего одного психиатра, которое составляется в течение 48 часов после госпитализации, а затем подтверждается наблюдательным психиатрическим советом.

Во Франции, согласно закону 2011 года инициатором и ответственным за такую госпитализацию выступает третье лицо — близкий родственник или представитель государства. Нечто схожее существует и в ряде стран британского содружества.

Замглавы конституционного комитета Госдумы Вадим Соловьев (КПРФ) предложил Минздраву рассмотреть возможность восстановления советского порядка принудительной госпитализации в психиатрический стационар — при подозрениях на душевное заболевание, сообщают сегодня СМИ. Соловьев также предлагает создать единую общероссийскую доступную всем медикам базу людей с психическими отклонениями, в которой будут содержаться данные о личности и о поставленном ей диагнозе.

"Убедительно прошу вас рассмотреть возможность создания подобной системы, а также рассмотреть вопрос о возврате к отмененной ранее норме о принудительной госпитализации", — обратился Соловьев к главе федерального Минздрава Веронике Скворцовой.

В настоящее время поместить больного в психиатрический стационар у нас может лишь суд и только по трем основаниям.

В статье встречаются персоны: Скворцова Вероника Игоревна

В статье встречаются партии: КПРФ

Мнения

наверх