Вашингтонская логика "Нобелевки"

11.10.2015Мнения
1906
Вашингтонская логика "Нобелевки"

Разговоры о том, что Нобелевские премии за мир и литературу носят субъективный характер, давно стали общим местом.

Что обсуждать, когда это и так очевидно? И чем дальше - тем нагляднее.

Чувства после награждения возникают двух типов - или наградили кого-то известного, но непонятно за что, либо же отметили внятные достижения, однако человек абсолютно неизвестный.

В последнем случае деятельность лауреата носит ярко выраженный местечковый характер и потому широкой публике неинтересна.

В 2015 году номинация мира и номинация литературы отличаются особенной провинциальностью - и достижения неизвестны, и лауреатов никто не знал.

Впрочем, имеются нюансы.

Начнем с премии мира. Ее получил тунисский диалоговый квартет (объединение общественных организаций).

По мнению членов Нобелевского комитета, он показал после революции 2011 года, что религиозные и секулярные политические силы могут работать вместе.

В комитете заметили, что модель диалога может стать моделью для обществ с внутренними конфликтами.

Квартет объединяет четыре организации: Всеобщий союз труда, Конфедерацию промышленности, торговли и ремесел, Лигу защиты прав человека и Орден юристов.

Считается, что благодаря диалогу, Тунис относительно спокойно прошел через период политических потрясений (если не считать недавний расстрел туристов мусульманскими фанатиками - Авт.).

"Широкий национальный диалог всех политических сил помог предотвратить распространение насилия в стране, - заявил в прямой трансляции представитель Нобелевского комитета. - Он показывает, что секулярные и религиозные политические силы могут работать вместе".

Тем не менее, в Тунис я пока не поеду, даже, несмотря на Нобелевскую премия мира.

На бумаге оно всегда гладко, а в жизни бывает иначе.

Впрочем, вручение нынешней премии мира уже не является таким конфузом, как вручение ее американскому президенту Бараку Обаме в 2009 году, который после этого развязал несколько вооруженных конфликтов.

Такой выбор – вполне в духе Нобелевского комитета последних лет, полагает председатель Совета по внешней и оборонной политике Фёдор Лукьянов.

"Комитет активно пытается влиять на события, формировать их. Тунис – чуть ли не единственный успешный пример восстановления страны после "Арабской весны". По его мнению, вручение премии фавориту букмекеров Ангеле Меркель было бы "самоубийством" для комитета. "Они уже поняли, что вручать премии живым главам государств нельзя, иначе будет как с Бараком Обамой", - цитирует эксперта "Коммерсант".

Кстати, в обширном списке претендентов на премию фигурировал и кандидат из России - небезызвестная "Новая газета".

Остается только гадать, что такого совершил печатный орган оппозиционных либералов, чтобы претендовать на это звание.

Впрочем, дали же премию Обаме и Евросоюзу, а "Новая" чем хуже?

Теперь плавно переходим к литературе.

Вашингтонская логика "Нобелевки"

Премию по части словесного творчества в этом году присудили советской и белорусской русскоязычной писательнице Светлане Алексиевич.

Больше, пожалуй, публицисту, чем литератору. И не совсем белорусской, поскольку, как сообщается в СМИ, она лишь недавно вернулась на родину, а до того 12 лет прожила в Европе.

Вряд ли ее можно причислить к русской литературе, хотя пишет она, как уже говорилось, на русском.

Если Алексиевич и занимает в ней какое-то место, то очень незначительное. Как заметил политолог Павел Святенков у себя в Фейсбуке, Алексиевич стоит на 1020-й строчке в рейтинге продаж книжного магазина "Москва".

Властители дум обычно так далеко не забираются.

Книги Алексиевич в России издаются мизерными, даже по нынешним временам, тиражами и известность она поддерживает, главным образом, постоянным участием в ток-шоу на "Радио Свобода".

Ведущие этой радиостанции обожают приглашать Алексиевич на разнообразные эфиры, где "токуют" сразу 5-6 человек в умело определенном радиостанцией антироссийском русле.

Не знают ее и в Белоруссии, рассказал в эфире "Русской службы новостей" белорусский политолог, член Общественной палаты Союзного государства Николай Сергеев.

"Народ Белоруссии никак не отреагировал, потому что Алексиевич здесь мало кому известна. Есть шум со стороны СМИ, поздравления властей, но если спросить рядового гражданина, кто такая Алексиевич, вам вряд ли ответят. Те, кто с её творчеством знаком, считают её журналистом и публицистом", - заявил он.

Сергеев уверен, что Алексиевич получила премию исключительно за свою политическую позицию.

"Раньше она была строго антилукашенковская, а сейчас проявила себя как противница борьбы Донбасса за свободу. Если она пишет о страдании народа, почему она ничего не сказала о том, что убивали в Донбассе людей, расстреливали города? Она молчала. А потом сказала, что осуждает Россию, которая поддерживает людей, сражающихся за свою жизнь. Она - русофобка, хоть и пишет на русском языке".

Нобелевский комитет 8 октября присудил Алексиевич премию с формулировкой: "За её многоголосое творчество - памятник страданию и мужеству в наше время".

Алексиевич написала книги "Цинковые мальчики", "Чернобыльская молитва", "У войны не женское лицо" и "Время сэконд хэнд", которые были на слуху в перестроечное время. Все в жанре документально-художественной прозы.

"Никакого отношения к русской литературе Алексиевич не имеет, и сама во всех интервью это подчёркивает. Когда её причисляют к русскому миру, для неё это оскорбление. Это писатель абсолютно русофобского толка", — считает публицист и писатель Платон Беседин.

"Те книги, за которые она получила премию, с формулировкой о полифоничности страдания – не литература, а актуальная злободневная журналистика, об этом не один критик написал. Она пишет не в русской традиции, потому что фиксация ужасов Афгана, Чечни – это фиксация не ради попытки ответить на вечные вопросы, вопросы милосердия, и так далее, как русская литература отвечает, а это просто абсолютно антирежимные тексты, направленные на дискредитацию власти", - цитирует его "Русская служба новостей.

"Нелюбовь к правящей в России элите, постоянная критика президента Владимира Путина и особый европейский взгляд на происходящее в России и за ее пределами, но при участии России, наложили на Светлану Алексиевич печать ненавистника России. Этим воспользовался Нобелевский комитет, привыкший провоцировать целые нации на выяснения отношений по дурацким вопросам", - указывает издание "Шум".

Литературные Нобелевские премии представителям России редко давали за чистое творчество.

Шолохов - счастливое исключение. А дальше все больше за конфликт с властью, как было и с Пастернаком, и с Солженицыным, и с Бродским.

Теперь - Алексиевич, однако Россию она уже не представляет, разве что русский алфавит, но это пускай себе.

Александр Романов

Мнения

наверх