Хабаров Михаил Валентинович
Хабаров Михаил Валентинович
512

Хабаров Михаил Валентинович

Банкир


12/марта/1971г.М
Златоуст

Российский топ-менеджер с богатым рейдерским бэкграундом, организатор и непосредственный участник многочисленных скандальных корпоративных конфликтов и рейдерских захватов.

Семья, доходы, частная жизнь

Михаил Хабаров женат, в семье две дочери (1996 и 2004 года рождения) и сын (2011 года рождения). Бизнесмен не афиширует свои доходы, официально он владеет лишь небольшой квартирой в Екатеринбурге, вся собственность переписана на супругу. Имеет молодую любовницу, с которой регулярно выезжает в заграничные турне. В свободное время Хабаров занимается спортом - катается на горных и водных лыжах. Он азартен, является организатором и участником покерных турниров разного уровня.

Как стать успешным и богатым

Бизнесмен родился в Златоусте Челябинской области в семье металлургов 12 марта 1971 года. Отвечая несколько лет назад на вопрос анкеты одного из профильных журналов "кем хотел быть в детстве?", Хабаров заявил, что мечтал быть "успешным и богатым человеком". Неудивительно, что после окончания школы молодой Миша перебрался в столицу, где поступил в Московский институт стали и сплавов, который окончил в 1993 году. О годах учебы Хабаров не любит распространяться, видно, хвастаться особо нечем. Правда, в одном из своих интервью он не без гордости упомянул, что в студенческие годы приходилось подрабатывать мороженщиком и мыть окна.

Трудовая карьера будущего рейдера началась с "перекладывания бумажек" в Министерстве металлургии РФ. Затем, отучившись год в Высшей коммерческой школе при Министерстве внешних экономических связей РФ, Хабаров практически с улицы - по объявлению в газете - попал в "Инкомбанк". Одним из активов банка был Магнитогорский металлургический комбинат (ММК), на котором в середине 90-х началась приватизация. Как отмечали эксперты, "металлургические предприятия трудно купить с первого раза", а от Магнитки и вовсе в тот период "отвернулась фортуна" - проведение торгов по акциям сопровождалось многочисленными неурядицами. И вот в это непростое для предприятия время Хабарова Михаила назначили "смотрящим" за долей "Инкомбанка". В 1996 году он получил должность замдиректора по экономике, финансам и стратегическому развитию во вновь созданной организации - "Магнитогорская сталь" и погрузился в подковерные интриги.

Итогом его двухлетней деятельности на посту замдиректора стало хищение 30% акций стратегического предприятия, которые растворились в офшорах, в связи с чем в отношении сотрудников "Магстали" было возбуждено больше десяти уголовных дел.

Сам Хабаров в 1998 году, как только начались первые задержания и розыск фигурантов, перебрался в Штаты. Позже он объяснял свой внезапный отъезд давним желанием повысить менеджерские компетенции на курсах MBA, а заодно и выучить английский. Также он говорил, что не знал о мошенничестве на предприятии, хотя в должности замдиректора как раз и должен был отслеживать финансовые потоки. Вернулся в столицу Хабаров, когда формально истек срок давности по уголовным делам.

Эксперты сходятся в том, что наличие таких темных пятен в карьере нынешнего СЕО "Траста" связывает ему руки. В случае конфликта интересов, он вполне может стать марионеткой в руках тех, кто, например, был участником громкого скандала на Магнитке и знал нелицеприятные подробности. Да и вообще когда на кону стоят миллиарды, вряд ли Михаил Валентинович сможет быть беспристрастным. После возвращения, с 2001 по 2006 годы, карьера Михаила Хабарова была ничем не примечательна. Работая в структурах "РОСНО", он был типичным среднестатистическим исполнителем. Но в 2006 году неожиданно для многих был назначен председателем правления и генеральным директором управляющей компании "Альфа-Капитал", а в 2010 году - возглавил подразделение А1.

Фирменным почерком этой структуры миллиардера Фридмана был жесткий прессинг владельцев активов, на которые положила глаз А1. Причем слава бежала впереди самой компании. Только узнав, что кто-то из участников продавал свою долю "Альфе", многие предпочитали выкинуть белый флаг. Слишком много примеров того, как методичное административное давление, шантаж, постоянные угрозы и прессинг доводили до банкротства самые успешные компании.

Среди них:

  • популярный лоукостер "Авианова", закрывшийся при участия Хабарова;
  • аптечная сеть "А5", которая из-за конфликта миноритариев и основного владельца, чем, конечно же, воспользовалась А1, прекратила свое существование, слившись с более крупной сетью;
  • от действий А1 пострадали также девелоперы "Золотого острова" на Софийской набережной, при этом сама рейдерская структура получила двукратную прибыль от продажи своей доли;
  • в борьбе за лакомый актив - угольную компанию "Заречную" - А1 открыто угрожала уголовным преследованием членам совета директоров и главе "Уралвагонзавода";
  • вмешавшись в конфликт акционеров "Стройфарфора", А1 довела ее до банкротства, предусмотрительно выведя активы через подконтрольные структуры.

Тем не менее политика компании, прославившейся на ниве недружественных поглощений, была близка Михаилу Хабарову. Как любитель самопиара, он довольно часто с гордостью рассказывал о ее методах в СМИ: "доходность в 30-40 % считалась для компании лузерской", "если уж ты вошел в проект, то должен победить, иначе потеряешь репутацию жесткой и целеустремленной компании", "если мы что-то купили, то уже заработали". А то, что за этим стояли люди, мало кого волновало.

Например, команда Хабарова по привычной схеме осуществляла массированное давление на владельцев Московского завода счетно-аналитических машин им. Калмыкова, находящегося в предбанкротном состоянии, вынуждая продать свои доли. При этом свой интерес А1 прикрывала риторикой о будущем предприятия. В ходе противостояния был убит и. о. гендиректора завода, что вынудило мажоритариев выкупить долю А1 "по более привлекательной цене".

Компании не было равных:

  • в попытке получить контроль над предприятиями – заемщиками;
  • в фальсификации доказательств для возбуждения уголовных дел;
  • в использовании правоохранительных органов;
  • в предоставлении недостоверной информации;
  • в навязывании другим кредиторам своих невыгодных условий.

Холдинг был замешан в громких шпионских скандалах и связях с иностранными разведками. Известно, что "Альфа" прибегала к помощи американского детективного агентства Kroll, а также обращалась в Barbour Griffith & Rogers, которая в свою очередь тесно взаимодействовала с Diligence Inc., основанной выходцами из ЦРУ и МИ-5.

В любой момент рейдерская структура могла изменить свою позицию и если было выгодно, переметнуться, скажем, на сторону вчерашних оппонентов - такая циничность была характерна для А1. Этих принципов придерживался и Хабаров Михаил. Например, в борьбе за алкогольный холдинг CEDC, балансировавший на грани банкротства из-за менеджерских ошибок, Хабаров, возглавлявший тогда А1, поначалу выступал на стороне одного из акционеров - Марка Кауфмана и, используя привычный инструментарий, "давил" конкурента - Рустама Тарико. Но потом "кинул" партнера, объяснив, что "с Кауфманом можно заработать проблемы, а с Тарико - деньги". Это, кстати, слова Хабарова Михаила Валентиновича, которые можно считать его жизненным кредо - в погоне за дивидендами идти по головам.

Яркое тому подтверждение - недавний эпизод из хабаровской биографии. Несколько лет назад Михаил Валентинович вознамерился стать акционером "Деловых линий" - одного из крупнейших игроков на рынке грузоперевозок. В СМИ сообщали, что Хабаров заключил договор, по которому получал опцион на 30% акций. Безусловно, если бы он внес свою лепту в развитие компании и "способствовал росту капитализации", как было в договоре, мог бы и стать акционером. Однако Хабаров условия не выполнил, а теперь, судя по всему в отместку, через свои офшорные компании судится с владельцем "Деловых линий" Александром Богатиковым, используя знакомые методы А1: давление, шантаж, блокирование деятельности компании и т.п.

Причем судебные тяжбы Михаил Хабаров сочетает с работой уже на новом месте - в банке, основным акционером которого является ЦБ РФ. С мая 2019 года в "Трасте" ему доверили управлять непрофильными "плохими" активами. Эксперты предполагают, что бывший рейдер непременно попытается воспользоваться ситуацией в своих интересах, как было уже не раз.

И за примерами не надо далеко ходить. Так, "Русская лесная группа", числившаяся в проблемных активах санированного "Промсвязьбанка", в последние годы стабильно работала. Тем не менее "Траст" намерен продать ее зарубежному бизнесмену, которого уже обвиняли в рейдерстве некоторых российских компаний лесной отрасли. Эксперты недоумевают: зачем банкротить успешное предприятие, которое в регионах является градообразующим и дает рабочие места. Действия Банка непрофильных активов – нынешней вотчины Михаила Хабарова не сведущему человеку кажутся нелогичными и необоснованными. Но кто его знает, таких вопросов не задает - выходец из А1 всегда бульдожьей хваткой вцепляется в лакомый актив.

Скандалы, слухи

Эксперты не раз отмечали нестыковки в биографии Хабарова. Например, описывая пасторальную картинку своего пребывания за океаном в 90-х, Хабаров Михаил говорил, что когда он подал документы в университет, супруга уже осваивала программу маркетинга, а "дочь училась в школе в Санта-Монике". Все бы ничего, да только старшая дочь родилась в 1996 году. Может, она, конечно, вундеркинд и пошла в школу в два года?

А бывшие компаньоны уличали его в откровенном вранье. Это касается эпизода биографии, связанного с "Деловыми линиями". Тогда у Хабарова на руках был опцион на 30% акций, а он на всех углах трубил, что является владельцем компании и входит в совет директоров. Хотя этого никогда не было.

Нечистоплотен Хабаров и в личной жизни. Как уже упоминалось, он имеет молодую любовницу. Так вот она живет в получасе езды от его собственного дома в Истринском районе Подмосковья. Дама нигде не работает, но разъезжает на Porsche. Это, кстати, самая востребованная марка и четы Хабаровых: на ней ездит он сам и его супруга.

наверх