Пономарев Лев Александрович
Пономарев Лев Александрович
4680

Пономарев Лев Александрович

Правозащитник


02/сентября/1941г.М
Томск

Пономарев стал одним из первых в СССР и новой России, кто обратил внимание на права человека и создал правозащитную организацию. Однако, менее успешной выглядит его оппозиционная деятельность в качестве общественного движения "Солидарность", которое за годы существования так и не стало значимой политической силой.

Семья

Лев Пономарев состоит в браке с Верой Шабельниковой.

Дочери Льва Пономарева от первого брака - Елена Липцер и Костромина Ксения — известные адвокаты.

Дети Льва Пономарева от второго брака: дочь Анастасия (1984 года рождения) — социолог, и сын Фёдор (1986 года рождения) — журналист.

Биография

В 1965 года окончил Московский физико-технический институт (МФТИ).

В 1968 году окончил аспирантуру МФТИ. Доктор физико-математических наук.

В 1969 году Пономарев начал работать в Институте теоретической и экспериментальной физики - был научным сотрудником, старшим научным сотрудником и ведущим научным сотрудником. По совместительству преподавал в МФТИ на кафедре общей физики.

Политика

В 1988 году Пономарев выступил одним из инициаторов создания Общества "Мемориал" — всероссийского общества по увековечиванию памяти жертв политических репрессий.

В 1989 году был доверенным лицом академика Андрея Сахарова на выборах народных депутатов СССР. Участвовал в Координационном совете московского объединения избирателей, в инициативной группе по созданию комитета "Гражданское действие".

В 1990 году избран народным депутатом РСФСР (во втором туре победил тележурналиста Игоря Арбузова).

С 1990 по 1993 год Пономарев — народный депутат России, член Совета национальностей Верховного Совета РФ, член Комитета по средствам массовой информации, связям с общественными организациями, массовыми движениями граждан и изучению общественного мнения.

В 1990 году Пономарев был одним из основателей политического движения "Демократическая Россия" - партий, оппозиционных КПСС. На состоявшемся в октябре учредительном съезде движения он был избран сопредседателем координационного совета.

"Демороссы" выступали за введение поста президента РФ и поддерживали Бориса Ельцина. По словам Пономарева, до 1993 года они регулярно общались с первым президентом России и предлагали свои варианты решения политических и экономических задач. "Многое он сделал, может быть, по нашей подсказке", - предположил правозащитник.

В 1990 году Пономарев как член бюро координационного совета Московского объединения избирателей (КС МОИ) был избран депутатом Верховного Совета РСФСР. Осенью 1991 года он возглавил парламентскую комиссию по расследованию деятельности ГКЧП и выяснению роли КГБ в попытке государственного переворота.

Спикер ВС Руслан Хасбулатов о результатах расследования отзывался пренебрежительно, а "Независимая газета" указывала на непрофессионализм работы комиссии: по словам издания, в результате их работы "внимание общественности с вопроса принципиального: представляет ли КГБ угрозу конституционному строю российского государства и возможно ли дальнейшее существование такой организации в демократическом обществе - было переключено на всякого рода спекуляции частного характера...".

В 1993 году, в период противостояния между парламентом и президентом, Пономарев стал одним из участников встречи Ельцина с представителями демократических партий, в ходе которой глава государства пообещал не штурмовать Белый Дом и не распускать местные советы. Пономарев тогда поверил, что конфликт не будет разрешен путем применения силы, и заявлял, что "президент психологически не готов к введению диктатуры и все время ищет вариантов, как смягчить ситуацию". Однако после того, как сторонники Верховного Совета предприняли попытку захвата телецентра "Останкино", верные Ельцину войска расстреляли здание парламента.

На выборах в Государственную Думу в декабре 1993 года Пономарев баллотировался по одномандатному округу и в списке избирательного объединения "Выбор России". Однако в парламент он не попал, несмотря на то, что "Выбор России" успешно выступил на выборах.

В 1994 году - после смерти депутата Василия Селюнина Пономарев занял его место.

В октябре 1994 года Пономарев стал лидером федеральной партии "Демократическая Россия" (вторым лидером партии стала депутат Госдумы Галина Старовойтова). Пресса сообщала, что после начала военной операции в Чечне партия отказалась поддерживать правительство и президента.

В 1997 году Пономарев выступил инициатором создания в Москве многопрофильной правозащитной приемной "Горячая линия" и общероссийского движения "За права человека", став исполнительным директором и членом совета движения. В том же году он организовал инициативную группу "Общее действие", объединившую представителей российского правозащитного сообщества (учредителями группы выступили Московская Хельсинкская группа, Общественный центр содействия реформе уголовного правосудия и Комитет помощи беженцам и вынужденным переселенцам).


В январе 2001 года он стал одним из организаторов Всероссийского чрезвычайного съезда в защиту прав человека. В марте 2001 года выступил с инициативой создания Российского общенационального комитета "За прекращение войны и установление мира в Чеченской Республике".

В 2002 году Пономарев выступил инициатором проведения международной конференции "За прекращение войны и установление мира в Чеченской Республике".

В 2006 году Пономарев стал одним из создателей Фонда "В защиту прав заключенных".

Весной 2006 года Пономарев как один из членов Общественного комитета в защиту ученых созданного после инициирования ФСБ "шпионских" процессов против представителей российской науки - Игоря Сутягина, Валентина Данилова, Анатолия Бабкина и Аскара Кайбышева. Комитет выступал за организацию публичных слушаний на тему судебных преследований представителей науки с приглашением членов Российской академии наук и неправительственных организаций.

В сентябре 2006 года, после того, как Пономарев был осужден на трое суток административного ареста за организацию несанкционированного пикета в память о жертвах теракта в Беслане (2004 год), правозащитная организация Amnesty International признала его узником совести.

В декабре 2006 года Пономарев выступал активным участником второго Всероссийского съезда в защиту прав человека. В своей речи он заявил: "Мы собирались в начале эпохи Путина, теперь собираемся в ее конце, и действительность превосходит наши худшие ожидания". При этом он подчеркнул, что правозащитники не собираются уходить в подполье. "Если на кону стоит жизнь или здоровье людей, с властью надо сотрудничать, какой бы невменяемой она ни была", - отметил правозащитник.

В январе 2007 года директор Федеральной службы исполнения наказаний Юрий Калинин подал иск о защите чести и достоинства против Пономарева, прокомментировавшего в ноябре 2006 года возможную отставку главы ФСИН, и информационного агентства Regnum, опубликовавшего этот комментарий. Истец посчитал, что в интервью под заголовком "Лев Пономарев: при Калинине в России появилось 40 пыточных зон" от 10 ноября 2006 года правозащитник неправомерно обвинил его в превышении должностных полномочий, назвав директора ФСИН "автором системы" самодеятельных организаций заключенных ("Секция дисциплины и порядка"), с наделением их членов дополнительными льготами и правами администрации исправительных колоний (вплоть до права на применение физического насилия), а также в создании "пыточных зон".

23 апреля 2007 года Пресненский районный суд города Москвы удовлетворил иск Калинина, обязав Пономарева опровергнуть распространяемые им сведения, а ИА Regnum - опубликовать опровержение.

28 апреля 2007 года была оглашена мотивировочная часть решения суда. Судьи решили, что самодеятельные организации осужденных были сформированы и действовали в соответствии с приказом министра юстиции РФ №79 от 8 июля 2005 года, поэтому Калинин не может быть автором сложившейся системы. Решение Пресненского районного суда 14 июня 2007 года было утверждено Судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда. 30 июля 2007 года в соответствии с решением суда ИА Regnum опубликовало опровержение, написанное Пономаревым.

Правозащитник признал, что его высказывание об "авторстве" Калинина оказалось неточным, но подчеркнул, что представленные в суд материалы и показания свидетелей доказывали распространенность пыточной практики в российской системе исполнения наказаний. Кроме того, Пономарев привел дословную выдержку из определения Судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда: "Калинин с 1992 года является бессменным руководителем органа, курирующего службу исполнения наказаний в РФ, и, следовательно, несет прямую ответственность за происходящие в его ведомстве нарушения прав и свобод граждан".

В 2007 году Пономарев требовал у президента Путина освобождения Ходорковского.

В феврале 2008 года радио "Эхо Москвы" сообщило о том, что против Пономарева было возбуждено уголовное дело по обвинению в клевете на директора ФСИН. Отмечалось, что поводом для выдвижения обвинений стало решение суда, признавшего ложными утверждения Пономарева об ответственности генерала Калинина за создание пыточной системы в российских колониях.

13 декабря 2008 года Пономарев на первом съезде "Солидарности" был избран в состав федерального политсовета движения.

В 2009 году Пономарев вместе с другими активистами "Солидарности" — Романом Доброхотовым, Олегом Козловским, Александром Рыклиным, Сергеем Давидисом, Михаилом Шнейдером, Владимиром Миловым, Гарри Каспаровым и Борисом Немцовым —принял участие в серии одиночных пикетов у здания Мещанского суда, держа плакат "Свободу Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву".

31 марта 2009 года, поздно вечером, Пономарев был избит у своего дома; Людмила Алексеева связывала нападение с его правозащитной деятельностью и политической активностью в движении "Солидарность".

На состоявшейся 1 апреля 2009 года встрече президентов России и США Барак Обама, по словам его помощников, озвучив основные тревоги США относительно России, упомянул, в том числе, о нападении на Пономарева.

10 марта 2010 года Пономарев подписал обращение российской оппозиции "Путин должен уйти".

14 июля 2010 года обозначил себя, как сознательного сторонника сохранения 282-й статьи Уголовного кодекса (282-я статья УК РФ предусматривает наказание за разжигание национальной, расовой и религиозной вражды.Особенность ст. 282 в её нечёткости и потому универсальности – она может быть использована против любого гражданина в политических целях).

25 августа 2010 год был приговорен к 3 суткам ареста за попытку проноса Государственного флага РФ по Арбату в День Государственного флага, 22 августа. Накануне по этому же делу был оправдан Борис Немцов.

7 сентября 2010 года приговорён к 4 суткам ареста за неповиновение милиции в ходе Дня Гнева.

9 февраля 2011 года Пономарева подвергли личному досмотру в московском аэропорту "Внуково", когда он вылетал в Красноярск на суд по условно-досрочному освобождению уральского правозащитника Алексея Соколова.

В октябре 2011 года Пономарев заявил, что дело о беспорядках на Манежной площади нужно рассматривать как политический процесс. По его словам, ход расследования ясно показал - следствие является ангажированным, а само дело — политическим заказом.

В декабре 2011 года Пономарев потребовал от Следственного комитета возбудить уголовное дело в отношении главного редактора интернет-издания LifeNews.Ru Арама Габрелянова. Издание опубликовало аудиозапись его разговора с лидером "Солидарности" Борисом Немцовым.

26 декабря 2011 года Пономарев провел одиночный пикет в защиту координатора Левого фронта Сергея Удальцова. Он вышел к зданию мэрии Москвы с плакатом "Режим убивает Сергея Удальцова – свободу Удальцову! – Палачей – к ответу!"

19 марта 2012 года Пономарев был задержан сотрудниками полиции у телецентра "Останкино" во время одиночного пикета против телеканала НТВ. Он отметил, что стоял с плакатом, осуждающим телеканал НТВ за показ фильма "Анатомия протеста".

В марте 2013 года Пономарев пожаловался в прокуратуру на незаконную проверку "Мемориала". В обращении "О грубом нарушении прав некоммерческих прав общественной организации" говорится о том, что проверка носит незаконный характер, поскольку в соответствии с требованием федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" основанием для проведения проверок является наличие информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором.

27 января 2014 года Пономарев, исполнительный директор Движения "За права человека", направил в посольство США и Администрацию Президента РФ открытое обращение к президентам США и России с призывом стать посредниками в урегулировании украинского кризиса и предотвратить кровопролитие.

12 декабря 2015 года, в День Конституции, несогласованная властями Москвы акция партии "Яблока" в Новопушкинском сквере завершилась задержанием почти 30 человек, а среди задержанных были Сергей Митрохин, Лев Пономарев, Александр Рыклин и Георгий Сатаров.

Пономарев является главным редактором газеты региональных правозащитных организаций "За права человека".

Доходы

Пономарев признает, что его движение "За права человека" почти полностью финансируется американскими фондами, в частности, "Национальным фондом демократии" (NationalEndowmentforDemocracy — NED).

Слухи (скандалы)

22 марта 2012 года в газете "Комсомольская правда" вышла статья под названием "Вы нам иены, мы вам — острова". В ней скрытой камерой зафиксирован разговор Пономарева с сотрудником посольства Японии в России, произошедший, судя по записи, в октябре 2011 года, в котором он советует Японии финансировать гражданские организации на Дальнем Востоке с целью склонить мнение населения к передаче спорных южных Курильских островов Японии, сторонником чего он, Пономарев, является (по крайней мере передачи Шикотана и Хабомаи). При этом Пономарев ссылается на пример Швеции, которая, по его словам, даёт деньги на поддержку гражданского общества на северо-западе России.


Также Пономарев якобы даёт оценки российской оппозиции, отмечает, что у многих оппозиционеров есть опыт государственной работы (Немцов, Касьянов, Рыжков), но они, если верить записи, боятся ответственности и способны ради своих целей пойти на "дестабилизацию, на кровь". Также правозащитник утверждает, что многие неправительственные организации России спонсируются из-за границы, а сам он получает деньги, дословно, от Госдепа США.

В ответ на вопрос "Комсомольской правды" об этой встрече Пономарев не стал ничего отрицать, а лишь сказал, что написал заявление Генеральному прокурору с требованием объяснить, на каком основании произошло вторжение в его "личную жизнь". Но уже 23 марта в интервью радио Коммерсантъ FM правозащитник заявил, что на видеозаписи присутствует "грязный момент, открытый монтаж": он с возмущением сказал, что после положительной характеристики оппозиции он утверждал, что власть, правительство, глядя на растущие митинги, встанет перед выбором - либо смириться, либо цепляться и идти на дестабилизацию и кровь. Слова про власть создатели ролика, по словам Пономарева, подло убрали, поставив всё с ног на голову, будто оппозиция будет готова пойти на кровь.

Но правозащитник подтвердил, что, на его взгляд, Шикотан и Хабомаи должны быть переданы Японии, так как эти пункты есть в "мирном договоре" 1956 года (на самом деле, в Советско-японской декларации). Это, как он сказал, является и официальной позицией руководства России, так как на следующий день после этого разговора Путин сказал те же слова японским журналистам. По мнению Пономарева, подписание мирного договора с Японией является важной задачей для России.

Отвечая на обвинения в финансировании из-за рубежа, Лев Александрович прежде всего сказал, что даже Путин признаёт огромную пользу России от правозащитников, так как они защищают интересы простых людей. Пономарев заявил, что он и его организация помогают "тысячам, подчеркиваю, тысячам людей оказываем бесплатную юридическую помощь и лоббируем их интересы, то есть побуждаем государственную власть работать в интересах российских граждан. Более того, мы являемся последней инстанцией, последней надеждой".

Пономарев признал, что правозащитники получают деньги от международных фондов, как частных, так и государственных, но в такое положение их "просто вогнало руководство страны". При этом Пономарев отверг обвинения в том, что протестное движение проплачено из-за границы. Но подтвердил, что японским частным организациям стоит давать деньги на развитие гражданского общества на Дальнем Востоке, потому что "частные деньги менее уязвимы с точки зрения политических придирок".

Социальные комментарии Cackle
наверх