Конгресс США: "Мстя моя будет страшна"

17.11.2016В мире
1608
США
Конгресс США: "Мстя моя будет страшна"

Выборы президента позади, в Америке все плохо, а в мире и того хуже.

Ветер носит по улицам обрывки агитации проигравшей Клинтон, ужасный Трамп готовится к вселению в Белый дом, на душе кошки скребутся.

Кто-то должен за это ответить, решили конгрессмены от Демократической партии, и обратились к коллеге Бену Кардину, который отличился ранее в подготовке "Акта Магнитского". Сам Кардин входит в комитет Сената США по международным отношениям.

Ну а Кардин привычно устремил взгляд на Россию, дав понять, что отвечать должна она.

Потому что кто же еще? Сами демократы нисколько не виноваты в том, что проиграли выборы – это все внешние силы. И работа закипела.

В четверг Кардин сообщил прессе, что конгрессмены США занимаются подготовкой масштабного законопроекта, который станет "ответом" на все "противоправные" действия Российской Федерации на Украине и в Сирии, а также на "вмешательство" хакеров из РФ в предвыборную кампанию в США, передает Reuters.

Конгресс США: "Мстя моя будет страшна"

"Россия представляет собой очень серьезный вызов для Америки. Они не наши партнеры. Они хулиганы, - в сердцах заявил законодатель. - Нападаешь ли ты на нас МиГом или с помощью мыши, это тоже нападение. Оно требует ответа. Ясно, что они (хакеры) ответственны за кибернападение на нашу страну на прошедших выборах".

На самом деле, такой ясности нет, поскольку американские власти ни разу не подтвердили свои обвинения доказательствами. Но, видимо, единомышленники Кардина в Конгрессе всерьез полагают, что без мелких недоразумений с неизвестными хакерами Клинтон выиграла бы выборы.

Если так, то по этому поводу можно лишь выразить сожаления и вспомнить известные слова "страшно далеки они от народа".

Видимо, на улицы демократы совсем не выходят, если пытаются изобразить практически революцию всего лишь последствиями не слишком громкого информационного скандала.

Других подробностей о будущем законе Кардин не сообщил, но отметил, что ответ властей США будет "исчерпывающим".

Учитывая многозначность английского языка, эта фраза может означать что угодно, хотя опыт предыдущих российско-американских отношений дает примерное представление, чего можно ожидать. С поправкой на новые времена, конечно.

В середине октября вице-президент США Джо Байден заявил, что Вашингтон в "нужное время" проведет кибератаки в отношении России. Такие меры станут ответом на якобы имевшие место нападения российских хакеров на информационные ресурсы Соединенных Штатов.

С другой стороны, дорога ложка к обеду. В смысле, никаких выборов сейчас в России нет, а ближайшие планируются лишь в 2018 году.

Видимо, к тому времени и следует ожидать подобных безрассудных шагов, если, конечно, новый американский президент позволит, что весьма сомнительно.

Есть и другое сдерживающее обстоятельство.

Кардин выразил сомнение, что нынешний состав конгресса, действующий до конца года, успеет рассмотреть и принять законопроект.

Но, по его словам, парламентарии надеются "заложить основу на будущее".

В свою очередь, сенатор от Южной Каролины, республиканец Линдси Грэм, заявил что сенат должен провести слушания о якобы вмешательстве России в президентские выборы в США. "Мы не можем сидеть в стороне", - сказал он.

Кардин отметив, что он планирует выступить в четверг в Вашингтоне на тему политики России, и намекнул на расширение санкций.

Вот с этого и надо было начинать. США не могут жить без санкций.

И не только против России, но против нее – особенно. Достаточно вспомнить действовавшую с 1974 по 2012 год поправку Джексона-Вэника, ограничивавшую взаимную торговлю. Когда ее применение отменили (во многом в связи со вступлением России в ВТО, а также по причине дремучего устаревания), Вашингтону стало как-то неуютно.

Оглянувшись вокруг раз-другой, он тут же сообразил, что поправку (которая продолжает действовать протии некоторых других стран) можно было хотя бы отчасти компенсировать "Актом Магнитского", каковой и был тут же принят.

Потом начались санкции против отдельных физических и юридических лиц "за Украину", которые, впрочем, при сравнительно небольших объемах российско-американской торговли, особого влияния на Москву не оказали. Куда существеннее оказалтсь санкции европейские, но это отдельная история.

В нынешней ситуации можно с большой долей вероятности предположить, что речь идет о некоем возрождении поправки Джексона-Вэника, но в другом виде.

Плюс расширение европейских санкций. В прессе уже появились сообщения, что "хромая утка" Обама собрался в европейское турне, чтобы напоследок убедить союзников США в необходимости усиления антироссийских ограничений.

Конгресс США: "Мстя моя будет страшна"

Тем временем, сенатор от Демократической партии США Барбара Боксер подошла к проблеме выборов с другой, более рациональной, стороны – она представила законопроект об упразднении в США коллегии выборщиков. Именно в ней демократы видят причину поражения Клинтон, которая набрала на 600 тысяч голосов больше, но все равно получила меньше голосов выборщиков.

Систему, при которой победа кандидата определяется числом выборщиков, а не проголосовавших граждан США, Боксер назвала "устаревшей и недемократичной".

"Мы единственная страна в мире, где можно получить большинство голосов и все равно проиграть президентские выборы", - цитирует ее "Коммерсант".

Подобное, кстати, происходит не впервые, ранее уже было три таких же случая. Может быть, если усовершенствовать избирательную систему, то и не придется никого обвинять результатах выборов?

Впрочем, учитывая республиканское большинство в Конгрессе, шансы законопроекта на успех минимальны.

При этом избранный президент Дональд Трамп в свете собственного успеха на выборах назвал избирательную систему США "гениальной", хотя в 2012 году сам публично критиковал ее после избрания действующего президента страны Барака Обамы на второй срок.

Американский Конгресс, обе палаты которого сейчас контролируются Республиканской партией, вряд ли допустит принятие законопроекта.

Но даже в этом случае, обращает внимание Los Angeles Times, поправка к Конституции вступит в силу, только если ее ратифицируют три четверти штатов в течение семи лет после одобрения Конгрессом.

Александр Романов

В мире

наверх